b30753a4     

Бунин Иван Алексеевич - Кастрюк



Иван Бунин
Кастрюк
I
Внезапно выскочив из-за крайней избы, с полевой дороги,
во всю прыть маленьких лошадок летели по деревенской улице
барчуки из Залесного. Подпрыгивая и хватаясь за холки, они
гнались вперегонки, и ветер пузырями надувал на их спинах
ситцевые рубашки. Теленок шарахнулся от них в сенцы, куры и
впереди них петух, приседая к земле, неслись куда глаза
глядят. Но отчаяннее всех улепетывала по деревенской улице
маленькая белоголовая девочка в одной рубашонке. Обезумев
от страха, она вскочила на огороды, несколько раз с размаху
упала по дороге и вдруг увидала в воротах риги дедушку. С
звонким криком бросилась она в его колени.
- Что ты, что ты, дурочка? - закричал и дед, ловя ее за
рубашку.
- Барчуки... на жеребцах! - захлебываясь от слез, едва
могла выговорить внучка.
Дед усадил ее на колени, начал уговаривать.
Внучка скоро затихла и, изредка всхлипывая, обиженным,
вздрагивающим голосом начала рассказывать, как было дело.
Поглаживая ее по голове, дед задумчиво улыбался. В риге
было прохладно и уютно. В мягкую темноту ее из глубины
ясного весеннего неба влетали ласточки исчиликаньем садились
на переметы, на сани, сложенные в угол риги. Все было ясно
и мирно кругом - и на деревне и в далеких зазеленевших
полях. Утреннее солнце мягко пригрело землю, и по-весеннему
дрожал вдали тонкий пар над ней. Там, в полях, подымалась
пашня, блестящие черные грачи перелетали около сох. Здесь,
на деревне, в холодке от изб, только девочки тоненькими
голосками напевали песни, сидя на траве за коклюшками.
Кроме ребятишек и стариков, все были в поле - даже все
Орелки, Буянки и Шарики.
Дед сегодня первый раз за всю жизнь остался дома на
стариковском положении. Старуха померла мясоедом. Сам он
пролежал всю раннюю весну и не видал, как деревня уехала на
первые полевые работы. К концу Фоминой он стал выходить, но
еще и теперь не поправился как следует. И вот всеми
обстоятельствами деревенской жизни вынужден он проводить
самое дорогое для работы утро дома.
- Ну, Кастрюк (деда все так звали на деревне, потому что
выпивши, он любил петь про Кастрюка старинные веселые
прибаутки), ну, Кастрюк, - говорил ему на заре сын,
выравнивая гужи на сохе, между тем как его баба зашпиливала
веретье на возу с картошками, - не тужи тут, поглядывай
обапол дому да за Дашкой-то... Кабы ее телушка не
забрухала...
Дед, без шапки, засунув руки в рукава полушубка, стоял
около него.
- Кому Кастрюк - тебе дяденька, - говорил он с рассеянной
улыбкой.
Сын, не слушая, затягивал зубами веревку и продолжал
деловым тоном:
- Твое дело, брат, теперь стариковское. Да и горевать
то, почесть, не по чем: оно только с виду сладко хрип-то
гнуть.
- Да уж чего лучше, - отвечал дед машинально.
Когда сын уехал, он сходил за чем то в пуньку, потом
передвинул в тень водовозку - все искал себе дела. То он
бережливо, согнув старую спину, сметал муку в закроме, то
там и сям тюкал топором. В риге он сел и пристально чистил
трубку медной капаушкой. Иногда ворчал:
- Долго ли пролежал, - глядь, уж везде беспорядок. А
умри - и все прахом пойдет.
Иногда старался подбодрить себя. "Небось!" - говорил он
кому-то с задором и значительно; иногда подергивал плечами и
с ожесточением выговаривал: "Эх, мать твою не замать, отца
твоего не трогать! Был конь, да уездился..." Но чаще
опускал голову.
Закипели в колодезях воды,
Заболело во молодца сердце, -
напевал он, и ему вспоминалось прежнее, мысли тянулись к
тому времени, когда он сам был хозяи



Назад