b30753a4     

Бунин Иван Алексеевич - Бунин В Своих Дневниках



БУНИН В СВОИХ ДНЕВНИКАХ
Молчат гробницы, мумии и кости.-
Лишь слову жизнь дана:
Из древней тьмы, на мировом погосте.
Звучат лишь Письмена.
И нет у нас иного достоянья!
Умейте же беречь
Хоть в меру сил, в дни злобы и страданья,
Наш дар бессмертный - речь.
7.1.15.
1
Писательница и последняя любовь Бунина Галина Кузнецова рассказывает в
своей книге "Грасский дневник":
"Зашла перед обедом в кабинет. И(ван) А(лексеевич) лежит и читает статью
Полнера о дневниках С. А. Толстой. Прочел мне кое-какие выписки (о ревности С.
А., о том, что она ревновала ко всему: к книгам, к народу, к прошлому, к
будущему, к московским дамам, к той женщине, которую Толстой когда-то еще
непременно должен был встретить), потом отложил книгу и стал восхищаться:
- Нет, это отлично! Надо непременно воспользоваться этим, как литературным
материалом... "К народу, к прошлому, к будущему..." Замечательно! И как хорошо
сказано, что она была "промокаема для всех неприятностей!"
А немного погодя:
- И вообще нет ничего лучше дневника. Как ни описывают Софью Андреевну, в
дневнике лучше видно. Тут жизнь, как она есть - всего насовано. Нет ничего
лучше дневников - все остальное брехня!" (запись от 28 декабря 1928 года).
Конечно, категоричность этого (как и многих иных) утверждения объясняется
обычной страстностью Бунина. Но верно и другое: дневник как способ
самовыражения он ценил необычайно высоко и недаром сам писал:
улице, во дворе. Вуаль, ее глаза за ней (черной)". Речь
идет о женитьбе Бунина на А. Н. Цакни (1879-1963). Когда, уже в 1932 году, в
Грасе Галина Кузнецова расспрашивала его о Цакни, он рассказал, что "она была
еще совсем девочка, весной кончившая гимназию, а осенью вышедшая за него
замуж. Он говорит, что не знает, как это вышло, что он женился. Он был знаком
несколько дней и неожиданно сделал предложение, которое и было принято. Ему
было 27 лет"*. Недоразумения и ссоры начались скоро. Бунин исповедуется (в
1899 году) своему брату Юлию Алексеевичу: "Буквально с самого моего приезда
Аня не посидела со мной и получасу - входит в нашу комнату только переодеться
Ссоримся чрезвычайно часто Для чего я живу тут? Что же я за
презренный идиот - нахлебник. Но главное - она беременна Юлий, пожалей
меня. Я едва хожу. Ничего не пишу, нельзя от гама и от настроения. Задавил
себя, ноне хватает сил - она груба на самые мои горячие нежности. Я расшибу ее
когда-нибудь. А между тем иной раз сильно люблю". От этого брака родился
единственный сын Бунина Коля, умерший пяти лет после скарлатины. Можно
подумать, что Анна Николаевна Цакни не могла оставить сколько-нибудь глубокого
следа в бунинской душе. Но вот когда этот заведомо неудачный брак распался,
как, оказывается, мучился Бунин, как тяжко страдал от чувства утраты! И вовсе
не случайна неожиданная на первый взгляд запись от 17 сентября 1933 года
(через тридцать три года после разрыва с Цакни!):
"Видел во сне Аню с таинственностью готовящейся близости. Все вспоминаю,
как бывал у нее в Одессе - и такая жалость, что... А теперь навеки
непоправимо. И она уже старая женщина, и я уже не тот". В. Н. Муромцева-Бунина
не без оснований утверждает, что роковую роль в отношениях молодоженов сыграла
теща Бунина и мачеха Анны Александровны Элеонора Павловна, которая испытывала
к своему зятю тайную страсть...
10 апреля 1907 года новая запись: "отъезд с В в Палестину". В жизнь
Бунина вошла Вера Николаевна Муромцева (1881-1961), которая стала его добрым
гением, ангелом-хранителем и верным друг



Назад