b30753a4     

Булычев Кир - Театр Теней 2



Кир БУЛЫЧЕВ
СТАРЫЙ ГОД
Театр Теней. Кн. 2.
Анонс
"Старый год" - вторая книга цикла "Театр Теней", в ней читатель встретится
с персонажами, знакомыми ему по роману "Вид на битву с высоты".
Это - Театр Теней. Пьеса, которая началась за фанерными перегородками
безалаберной шарашкиной конторы секретнейшего из учреждений нашей планеты -
Института экспертизы. Пьеса, которая продолжается для подростков, почти
случайно оказавшихся в страшном мире, где время стоит - как гремучая змея на
хвосте. Там обитатели не умирают - изнашиваются, как плохие машины. Там на
кострах сгорают люди, уставшие от безысходности бесконечного бытия. Там стоит
маленький жалкий аутпост, издревле осажденный привидениями. Там - Мир
Безвременья. Мир, где дико, безотрадно длится старый год...
Часть первая
ЕГОР ЧЕХОНИН
Почти закон: под Новый год в Москве оттепель.
Две недели природа засыпает город снегом, машет простынями метелей,
украшает окна и витрины белыми узорами - и вот за несколько часов все это
великолепие размокает.
С неба сыплется мокрая крупа, сугробы съеживаются и темнеют, из подворотен
выползают лужи, насморк и кашель набрасываются на жителей столицы - но
новогоднему настроению эти неприятности почти не мешают. Ведь люди - мастера
обманывать себя надеждами и уверены, что наступивший год в два счета покончит с
бедами, болезнями и разочарованиями. Утром проснулся, и все уже улажено. Даже
умирать в Новом году никто не собирается.
Способность человека к самообману просто фантастическая. Казалось бы, за
миллион лет эволюции пора повзрослеть, набраться печального опыта и понять -
каждый последующий год хуже предыдущего. И самое лучшее, если бы можно было
остаться в прошлом году и никуда не спешить...
Примерно так размышлял Егор Чехонин, поджидая автобус в Ясеневе и
наблюдая, как скользит, торопится к остановке толстячок в дубленке, волоча
сетку, полную апельсинов, а под мышкой у него бумажный пакет, из которого
торчит хвост горбуши.
Рассуждения о человеческой наивности не были данью минутному капризу. Если
кто в Москве и имел право осуждать предновогоднюю суету, этим человеком был
Егор Чехонин, шестнадцати лет, ученик девятого класса.
Подошел автобус. Он казался набитым, потому что женщины предпочитали
стоять в проходе, оберегая праздничные платья. Некоторые мужчины стояли за
компанию, а сиденья оставались свободными. Толстячок уселся перед Егором, сетку
водрузил на мокрые колени, а горбушу держал на весу - хвост к потолку.
В автобусе пахло духами. Озабоченно смеялись женщины. Кто-то ахнул:
"Неужели забыли?" Что они еще забыли?
Егор глядел в мокрую тьму за окном и заново переживал разговор с Жорой,
причем теперь-то находил нужные, ядовитые слова и неотразимые аргументы. Но что
за радость махать шашкой вслед ускакавшему врагу?
...Целый час Егор прождал Жору на площадке шестого этажа.
Уже давно стемнело, в подъезде хлопали двери, отовсюду к Егору сползались
вкусные запахи. А ведь Егор с утра ничего не ел. Полдня добывал адрес этого
Жоры, потом разыскивал его дом среди одинаковых корпусов и мысленно репетировал
будущий разговор. Он думал, что скажет Жоре и что ответит ему Жора, как Жора
будет лгать и изворачиваться и как он прижмет Жору в угол и тот, отчаянно
сопротивляясь, будет вынужден отдать магнитофон.
Жоры все не было, и жуткий терзающий голод постепенно овладевал Егором,
лишая его способности трезво думать. Может быть, именно голод отнял у его
аргументов силу и убедительность. Потому что когда Жора наконец яв



Назад