b30753a4     

Булычев Кир - Свободные Места Есть



Кир Булычев
Свободные места есть
Цикл - "Гусляр"
Молодой человек в строгом синем костюме и темном галстуке остановился в
дверях и нерешительно спросил:
- Кто здесь будет, простите, Лев Христофорович?
В кабинете стояли, обернувшись к нему, два человека. Один был не то чтобы
толст, но объемен. Обнаженная голова удивляла завершенностью линий.
Маленькие яркие голубые глаза уставились на молодого человека настойчиво и
внимательно. Второй человек был моложе лысого, лохмат, худ и постоянно
взволнован.
- Вы Лев Христофорович? - обратился молодой человек к лохматому, который
был более похож на гения.
Но лохматый с улыбкой указал глазами на лысого, а лысый сказал строго,
словно Шерлок Холмс:
- Я - профессор Минц. - А вы недавно назначены на руководящий пост и
столкнулись на нем с непредвиденными трудностями, правильно?
Молодой человек покорно кивнул.
- И трудности оказались столь велики, что справиться с ними вы не в
состоянии. Тогда кто-то из знакомых, вернее всего руководитель нашей
стройконторы Корнелий Удалов, дал вам совет пойти к доброму старику Минцу
и попросить, чтобы он изобрел бетон без цемента, потому что цемент вам
забыли подвезти, а сроки поджимают. Так или не так?
Молодой человек ответил:
- Почти так.
- Почему почти? - удивился Минц. - Я всегда угадываю правильно.
- Прийти к вам мне посоветовал Миша Стендаль из городской газеты, и
руковожу я не строительством, а гостиницей "Гусь".
- Неужели! - воскликнул Минц. - Ивана Прокофьевича сняли!
- Давно пора, - подхватил лохматый Грубин. - Садитесь, чего стоите?
Грубин подвинул молодому человеку стул, но тот отказался.
- Насиделся, - сказал он. - Третий день отчетность принимаю.
- Ничем не могу быть полезен, - сказал Минц. - Гостиниц строить не умею, в
отчетности - полный профан.
- Выслушайте сначала! - взмолился молодой директор. - Зовут меня Федор
Ласточкин, работал я в кинопрокате, а теперь кинули меня в сферу
обслуживания. Надо, говорят. Согласился. Гостиница небольшая, желающих
остановиться много, обслуживание хромает. Да что там говорить, без меня
знаете.
- Знаем, - сказал Грубин. - У вас вывеска "Мест нет" к двери приварена.
- В принципе вы правы. Но мне от этого не легче. Два дня я объяснял
отсутствие номеров ошибками предыдущего директора, а сегодня меня вызвал
Белосельский и говорит, что послезавтра в нашем городе открывается
симпозиум по разведению раков, и значение его выходит за пределы области.
А нужно для симпозиума двадцать восемь комфортабельных мест. А у меня в
гостинице их всего тридцать три. И все с командировками, и все ругаются.
Да еще в вестибюле человек пятнадцать сидят на чемоданах. Рассказал я обо
всем моему другу Мише Стендалю, а он ответил: единственный, кто может тебе
помочь, это профессор Минц. Он буквально гений. Я и пришел.
Федор поглядел на Минца страдающими глазами. И у Минца кольнуло в сердце.
Еще мгновение назад он не сомневался, что укажет очередному просителю на
дверь. Но молодой человек находился в критической ситуации. Побуждения его
были благородны. И всего-то нужно - отыскать жилье...
И еще: замечательный мозг профессора Минца, столкнувшись с неразрешимой
проблемой, начинал активно функционировать помимо воли его владельца. Он
искал и отбрасывал множество вариантов, он стремился решить задачу, не
давая Льву Христофоровичу нормально принимать пищу и спокойно спать.
- Нет, - услышал Лев Христофорович голос Саши Грубина. - Тут вам, Федя,
даже профессор Минц не поможет. Никому еще не удавалось ус



Назад