b30753a4     

Булычев Кир - Скандал



Кир Булычев
Скандал
Цикл - "Гусляр"
Самый громкий скандал за всю историю города Великий Гусляр случился по
причине мягкого характера профессора Минца. Уж кому-кому, а профессору-то
пора знать, что любое изобретение, а тем более великое, влечет неприятные
последствия. Подобно сильному лекарству от чесотки, которое вызывает
ангину, гипертонию и глухоту. Мне вообще кажется, что в современной
медицине доктор обязан лечить не от болезней, а от лекарств.
Продолжительность жизни, может, и не увеличится, но мучиться будут меньше.
Иначе получишь кирпичом в окно.
Удаловская жена Ксения нередко пользовалась добротой профессора в
корыстных целях. Вот и в тот лазоревый с золотым летний день она пришла к
нему с тайным умыслом урвать что-нибудь от профессорского таланта. Поэтому
прежде чем постучать к соседу, Ксения натерла луком глаза.
Профессор играл с компьютером в шахматы и поэтому не сразу сообразил,
почему соседка стоит в дверях, смотрит на него красными глазами, держит в
руках детскую курточку и притом от нее сильно несет луком.
- Что случилось? - спросил профессор. - Что-нибудь с Максимкой? С
Корнелием?
- Нет, с Трофимкой, - всхлипнула Ксения. Получилось очень натурально.
- Заходите, что же вы. - Профессор посторонился и убрал с дороги тугой
живот. - Рассказывайте.
Ксения втиснулась в дверь, но дальше не пошла, оробела перед компьютером,
потому что тот незнакомым басом прорычал:
- Время, профессор! Не сделаешь хода, считай, что у тебя упал флажок.
Минц кинул взгляд на партнера и снова обернулся к Ксении. Он пребывал в
нерешительности.
- Да выключите вы эту железку! - приказала осмелевшая Ксения. - Никуда от
них не деться! Скоро власть захватят.
- По крайней мере, порядка будет больше, - успел огрызнуться компьютер.
Тут Минц его и выключил.
- Садитесь, - попросил он Ксению.
- Некогда. У меня проблема. Другими словами, беда...
- Говорите! - остановил Минц готовую зарыдать соседку.
- Вот трагедия моя, - сказала Ксения, протягивая курточку.
- А что в ней плохого? Отлично сшита.
- Отлично... Ясно, что отлично, сама шила. Да мала оказалась! Такой
материал подсунули, импортный. Как постирала, курточка сразу в два раза
уменьшилась.
- Но чем я могу помочь?
- Трофимке вот-вот в школу, - сообщила Ксения. - А курточки нет. Не в чем
идти в школу моему малышке, моему сладенькому внучонку.
- Но может, найдете что-нибудь...
- Убью, - по-соседски предупредила Ксения профессора. - И не думайте
увильнуть! Сколько раз спасали, еще раз спасете.
- Но я не знаю, как увеличивать куртки.
- Ученый должен все знать.
И тогда Минц сдался. Он всегда сдавался, если в бой шла Ксения.
- Я что-нибудь придумаю, - сказал он.
- Когда?
- Завтра, послезавтра! - вскипел Минц. - Не могу же я контролировать
творческий процесс.
- Хорошо, - смилостивилась Ксения. - После обеда ждите.
Так, наверное, разговаривала статуя командора со всякими донжуанами.
Ксения покинула профессора и оставила курточку на спинке стула, словно
шпиона в лагере врага.
Минц включил компьютер, но быстро проиграл ему. Мысли его так и не
вернулись к спокойным играм. Минц получил вызов. Он его принял. Теперь
надо было решить задачу.
Решать ее придется неординарно. Ординарно ее давно бы решили. Расшивать,
расширять, дошивать, ставить заплаты... это все не для нас.
А что для нас?
Минц шагал по комнате, и пол вздрагивал от его тяжелых шагов.
- Стоп! - сказал он вслух.
Профессор подошел к телефону, набрал номер небольшого городка на острове
Сулавеси в стр



Назад