b30753a4     

Булычев Кир - Шпионский Бумеранг



КИР БУЛЫЧЕВ
Шпионский бумеранг
Драматические события, связанные со строительством в Москве нового
американского посольства, постепенно уходят в прошлое. А многими уже и
забылись.
Так что я их вам напомню.
Ввиду размножения сверх разума посольских чинов, США и СССР согласились
построить громадные, вместительные посольства на взаимной основе. Мы - в
Вашингтоне, они - в Москве. Чтобы не ввозить каменщиков и штукатуров, обе
высокие стороны решили воспользоваться туземной рабочей силой. Трудилась она
под наблюдением сотрудников безопасности враждебной стороны. Когда возвели
стены, Советский Союз выступил с пресс-конференцией, на которой были показаны
всяческие жучки, трубочки и лампочки, которые американцы насовали в кладку.
Американцы ответили неадекватно. Они сказали, что из-за обилия подслушивающих
устройств в их посольстве кирпича почти не видно.
Пошли взаимные оскорбления и обиды, строительство прервалось, американцы
решили строиться заново, верхние этажи разобрали. А тут у нас власть
сменилась, и стали править страной люди откровенные и честные. И новый
Председатель КГБ Бакатин возьми да отдай американцам все наши планы: где что
воткнуто.
Представляете, что после этого началось в Америке! Американцы решили, что
Бакатин дьявольски хитер и принялись разрушать свое посольство активней
прежнего. А наши сочли поведение Председателя КГБ чрезмерно честным и
отправили Бакатина на дачу, разводить розы. Американцы оставили от посольства
только фундамент и на нем воздвигли корпус руками проверенных морских
пехотинцев.
Это все история.
Но она имеет продолжение.
В кабинете Директора ФСБ раздался телефонный звонок. Звонил прямой телефон
Директора службы внешней разведки.
Директор ФСБ спросил:
- Чего тебе?
Разведчик ответил:
- Это не телефонный разговор. Спускайся к девятому подъезду. Буду ждать
тебя снаружи. Узнаешь меня по красной гвоздике в петлице и газете "Слово и
дело".
- Добро, - сказал чекист, он по тону угадал, что дело предстоит важное. -
Только с цветком измени ситуацию. Нас уж во всем мире по красным гвоздикам
расшифровывают. Каких людей на этом потеряли!
Через десять минут, спустившись вниз, он увидел у подъезда разведчика с
журналом "Плейбой" и белой гвоздикой в петлице. Впрочем, он узнал бы его и без
этой маскировки.
- Куда идем?
Разведчик не ответил, перевел коллегу по подземному переходу в
кафе-стоячок на месте, где раньше располагался Совет пионерской организации.
Заказали каппучино.
- Сегодня, - сказал разведчик, - в девять сорок две, перехвачен разговор
между резидентом разведки США советником Робертсом и не известным пока
агентом.
- Молодцы, - сказал чекист. - Но каппучино здесь дерьмо.
Они перешли в соседнее кафе. ФСБ заказала себе эспрессо, а СВР -
каппучино.
- Где они беседовали? - спросил Директор ФСБ.
- В центральном корпусе нового посольства.
- Да ты что!
- Вот именно. А каппучино здесь отменный.
- Они здание разобрали по кирпичику? - спросил чекист.
- Разобрали.
- Снова построили?
- Построили.
- Бакатин им документацию отдал?
- Отдал.
- Так как же подслушали? Неужели Орнитолог?
Разведчик отрицательно покачал головой.
Орнитологом прозвали одного настырного изобретателя, который разработал
метод впаивания микрофонов в головки воронья. Но оказалось, что снабдить
передатчиками всех ворон Москвы технически неосуществимо и дорого, а если
ограничиться избранными экземплярами, то они летят куда угодно, только не к
американцам.
- Говори, - попросил Директор ФСБ.




Назад